Промальпцентр
г. Иркутск, мкр. Радужный, д. 118, оф. 1
У вас возникли вопросы? Позвоните нам: +7 (3952) 798-744, 588-178 (пн-пт, с 10.00 до 18.00)
Напишите нам: promalp@baikal.ru             

Вы здесь

Статьи о поездках

Баргузинская долина

День четвертый: барханы – р. Аргада – р. Яссы – р. Джюнгоша – р. Турокча

Цапля
Кроншнеп
Как неохота было уезжать из этого места! Утром парни сняли сети – 2 окуня и 4 карася – на уху хватит. Но нас ждут новые места. Проезжаем озерца, запомнившиеся по прошлому году. Не все скрадывания уток в этот день закончились успешно, но еще две утки прибавились к предыдущим трофеям. Вдоль дороги высокие облепиховые кусты с прошлогодней ягодой, а на асфальте растерзанный лебедь, и коршун, летающий над ним. Огромное лебединое яйцо уже в скорлупе, но увидеть своего естественного появления на свет не успело.

К счастью, не только мертвые лебеди встречались нам. Пара лебедей плавала в озере рядом с дорогой. Машин птицы и звери не боятся, так как не знают – что это. Подъехали настолько близко, что Андрюха запечатлел их крупным планом плавающими и в момент взлета.

Прошлогоднее одиночное форсирование Аргады
Вот из-за такого "моста" дорога пришла в запущение
Подъезжаем к уже известному нам месту. В прошлом году, обнаружив вместо обозначенного на карте моста через Аргаду оставшиеся от пожара металлоконструкции, мы страшно огорчились. Но смогли в одну машину переправиться через русло Аргады, хотя были на 32-й резине. Прошлогодние фотки тому свидетельство (после разведки брода я была высажена в болотниках на островочек для фотосессии, так как мы были вдвоем).

Подъезжаем к Аргаде, Паша идет в разведку – воды по колено. Мы радуемся, что нынче уровень воды такой маленький по сравнению с прошлым годом. Водилы едут аж параллельно друг другу, нарезая круги по воде. Фотографы не дремлют.

Итак, брод, часть вторая. Выезжаем на другой берег, всеобщее ликование по поводу легкого брода. Но через 50 метров понимаем, что радость была преждевременна. Основное русло еще впереди, а это был просто рукав. В прошлом году он был пересохшим, поэтому мы его перехали посуху. Следовательно, вода в Аргаде гораздо выше, а не ниже, как мы думали.

Снова Паша идет в разведку в болотниках, Андрюха и Томка босиком (дно реки напрочь песчаное). Уже все не так шоколадно как мы думали. В общем, мы с Пашей едем первые, чтобы обозначить фарватер и глубину для Лехи. Заход не очень глубокий для нас. К середине глубина увеличивается, но самая засада в том, что на дне течением намыло гряды, поэтому машина прыгает носом вниз-вверх. Ныряем чуть ли не по фары. Понимание того, что господин Чак Норрис может здесь встрять, приходит к нам с Пашей одновременно. Да что толку о чем-то говорить, когда Леха и так сам все видит. Выезжаем на мелкоту, Паша давит гашетку для образования красивых брызг в области передних колес и моста.

На 35-й резине нам не страшно
Критический момент. Паша кричит Лехе, чтобы тот добавил оборотов вручную – не дай бог заглохнуть посередине реки. Леха орет, что у него все нафиг компьютеризировано, так что оборотов добавить нельзя. Дальше напутствия типа: "Ехай, давя на педальку. Не останавливайся. Мы с тобой!" Леха садится в машину, подъезжает к кромке воды и останавливается. Мы думаем: "Ну все, молится всем своим богам". Сурф стоит некоторое время (Леха в это время набирался храбрости, как выяснилось позже), затем трогается и погружается в воду. Едет, как нам кажется с берега, невыносимо медленно. Мы с Пашей как горные козлы скачем по берегу, изображая пантомимой давление ноги на педаль газа. Сурф медленно погружается, скрываются колеса, затем он доходит до самого глубокого места и начинают скрываться фары, перед машиной образуется волна. Руслан, высунувшийся из окна, закусив губу впивается взглядом в морду сурфа, а машина все погружается и погружается. Я не знаю, что испытывал Леха, когда, как он говорит, первые струйки воды начали просачиваться через резинки дверей, но у зрителей на противоположном берегу внутри все замерло. Нырок мордой в глубокую яму, выныривание, и глубина начинает уменьшаться, выводя на мелководье. Йес! – орет Руслан, жестикулируя руками, на лицах водителя и пассажиров сурфа снова появляется жизнь и румянец с улыбками возвращается. Замбаловы на сурфе прошли! Все выдыхают и танцуют ламбаду, полностью осознавая, что брод сурфом пройден на грани фола. Чуть позже в машине Андрюха говорит, что у него был сурф раньше, и если бы ему сказали, что надо ехать вброд через Аргаду, он бы не поехал.

Многообещающее начало брода
Дальше было хуже
Стиснув зубы, он почти поплыл
Йо-хо! Мы прошли!
Много ли счастья надо тёткам...
Пространство
Ступа на вершине холма
Не знаю, что ощущал Леха. Мне кажется, он загнал машину в воду, только понимая, что Паша его не бросит и не подведет. "В один момент мне показалось, что я уже плыву" – говорил потом Леха. Все признались ему в мужественности, выдали пальму первенства по решительности и согласились с тем, что теперь он однозначно похож на человека, готового утопить машину за 20 тысяч долларов. С этого момента сурф был признан супер-проходимой машиной. Впрочем, в этот же день он это снова доказал.

На волне эйфории водилы увидели буддистскую ступу на ближайшем от брода довольно крутеньком холме и загнали туда машины. Вид с холма открывался просто отличный. Пассажиры на спуске не пожелали садиться внутрь и проследовали до подножия на кенгуринах и запасках.

Панорама Аргады и Баргузинской долины (брод правее машин через два русла с островом), 455 кб
После брода через Аргаду раздолбанный асфальт выводил в бескрайние степи. Снова ощущение невероятного пространства охватило нас. Из бродов у нас осталась река Улан-Бурга. Мост на ГСД сгорел, и брод по словам Паши, регулярно ездящего на охоту через него, не представлял трудности, поэтому идем без разведки. Река на порядок меньше Аргады оказалась на порядок коварнее. Мы, как обычно, суемся первыми, но в паре метров от берега зарываемся в илистое дно по самое "не хочу". Глушитель над водой, но колеса зарылись в намытый рыхлый песок как надо. Достаются тросы (18-ти миллиметровая веревка – рулез! Не рвется, выдерживает страшные рывки), Леха дергает – выдернуть не может. Колеса уже замыло песком и продолжает замывать дальше. Стоим в воде. Достаем лопаты. Руслан с Андрюхой одновременно копают два колеса, стоя в реке, затем раздается команда "рывком, пока не замыло". Леха дергает, и мы выпрыгиваем из воды как пробка из шампанского.

Так как уже вечер, а мы еще хотим прорваться в самую глушь-таракань сегодня – на реку Турокча, если получится, решаем двигать в обход, чтобы не терять время.

Массовый ощип уток
По пути останавливаемся на обед – все-таки кушать, что ни говори, хочется. Одна половина народа готовит уху из карасей и окуней, а другая занимается массовым ощипыванием добытых Пашей уток, чтобы вечером сварить очередной утиный суп.

Пятеро из ларца собирают puzzle-мост
Уха удалась, а мы продолжаем движение. Переезжаем Улан-Бургу и направляемся в долину реки Яссы. Песчаная дорога перемежается грязюкой в болотистых участках. В одном из таких участков Леха выдергивает нас с неправильного грязевого фарватера. Попадается и колея, с которой вовсе нежелательно сползать. Продвигаемся к сенокосным полям в верховьях долины Яссы. На сенокосных полях необходимо два раза пересечь болотистый овраг с речушкой. Подъезжаем к месту, где должен быть мост. Обнаруживаем останки моста, вручную кем-то разобранного по бревнышкам. Хорошо хоть бревнышки рядом остались лежать. Пятеро из ларца за десять минут собирают обратно puzzle-мост (мультик "Волшебное кольцо" со строительством хрустального моста отдыхает), и мы переправляемся на другую сторону оврага с речкой. Следующая переправа мокрая и чавкающая – проходится сходу. Главное – не останавливаться. По полям выгребаем к дороге, ведущей к перевальчику на реку Джюнгоша. Наверх дорога каменисто-глинистая, но сухая. Забираемся без проблем. Неожиданно на самом верху, прямо на перевале въезжаем в заболоченный глинистый участок. Паша проходит его на педали газа, на пониженной. Смотрим на сурфа, но тот, на удивление проходит его легко и непринужденно по нашей колее. Начинаем спуск с перевала и на развилке по глубоченной колее проверяем клиренс машины на 35-х колесах. Клиренс впечатляет – колею проходим на спуск без проблем, однако Лехе маячим, чтобы шел по соседней дорожке – сурф здесь ляжет на брюхо.

Черный мишка косолапый
Дорога дальше как в Слюдянке – на обочинах мраморные развалы и в колеях мраморная крупная крошка. Тьма-таракань, едем по заброшенной лесовозной дороге. Вдруг за очередным поворотом к нам навстречу метрах в сорока идет мишка. Нормальный такой средний медведь, черный, шагает по дороге, думает о чем-то, вовсе нас не замечая. Мы потихоньку едем ему навстречу, а он идет навстречу к нам. Открываем люк (а открывается он у нас сейчас со страшным скрипом), Андрюха высовывается с фотоаппаратом, просит остановиться. Останавливаемся метрах в 20 от медведя. Андрюха фотографирует (жалко, что темно, около 9 вечера). Миша продолжает идти. Паша уже вставляет пулю на всякий случай в ружье. Затем снова трогаемся и тут "медмедя" осеняет: "Ой! Кто здесь?!" Он неспеша разворачивается и бежит вниз по дороге, сверкая кожистыми косолапыми пятками.

Наш экипаж в экстазе. Жалко, Замбаловы на сурфе подъехали, когда медведь уже бежал обратно. Все разговоры только про медведя и про то, что все предыдущие встречи с живностью – фигня по сравнению с этой встречей. Я сижу и думаю: "Как же комфортно встретить медведя на расстоянии 20 метров в машине, а не на велосипеде, как это произошло со мной пару лет назад на Олхинском плато".

Из лета в зиму
По реке Джюнгоше двигаемся в сторону реки Турокча. Судя по карте, это должна быть большая река. Турокча – самый крупный приток реки Ина, которая, в свою очередь является одной из самых крупных рек-притоков Баргузина. В ущелье Джюнгоши пахнет севером и зимой. Земля еще мерзлая, поэтому зимник вдоль реки по болотинам проходится без проблем. В одном месте толстая наледь на реке и на дороге. Соскользнув с наледи, сильно накрениниваемся. Сзади едущий экипаж даже подумал, что мы заваливаемся набок. Скоро темнеет, все устали, бензина у Лехи уже ограниченное количество. Все понимают, что пора остановиться, но никто не может, потому что поглотившее нас чувство джЕЕпинга не дает этого сделать. Едем вперед. По карте до нашей задуманной конечной точки в этом направлении буквально пару-тройку километров.

Еще в какой-то грязи дергаем Леху. Вскоре открывается большая поляна с чурками и добротным зимовьем. Ура! Мы доехали. Лесовозная деляна, не шибко посещаемая, судя по всему, на слиянии Джюнгоши и Турокчи. Последняя оказалась большой рекой, не хуже наших хамар-дабанских речек типа Утулика или Мурино. Вся во льду. Совсем недавно вскрылась, вода течет по ледяной бобслейной трассе. Темнеет. Холодно и стыло. Все-таки, почти Икатский хребет. А тундровые верха Икатского хребта видно было с перевала – рукой подать.

Хозяйская изба
Бандит смотрит свои собачьи сны
Река Турокча
Снова знатный утиный суп, и ночевка в просторном зимовье. Странно, что в избе очень чисто, но зато вокруг – тихий ужас. Несгниваемые полиэтилен и пластик внесли свою лепту в "оформление" окружающего ландшфта.